Зафар Гулиев: Азербайджанская "борьба с коррупцией" из-под "революционной палки" Египта?!

Грозная протестная волна в целом ряде арабских стран с коррумпированными авторитарными режимами фактически докатилась и до берегов Каспия — революционными настроениями охвачен уже соседний И

Грозная протестная волна в целом ряде арабских стран с коррумпированными авторитарными режимами фактически докатилась и до берегов Каспия — революционными настроениями охвачен уже соседний Иран. Столь ошеломительное развитие событий в мусульманском мире и стремительное надвижение протестной волны к границам Азербайджана заставляет властные структуры страны нервничать и предпринимать в спешном порядке какие-то превентивные защитные меры. В частности, глава государства осуществил ряд поездок по регионам страны, в ходе которых он заметно изменил риторику своих выступлений и говорил больше не феноменальных успехах, как это практиковалось ранее, а о реальных проблемах, волнующих общество: росте коррупции, монополизме, несправедливой конкуренции, необоснованных проверках предпринимателей и прочих негативах в социально-экономической области. Одновременно, стали предприниматься шаги по повышению базовой части пенсий, начались рейды контроля качества и цены продуктов в сфере торговли, усилилось внимание к актуальной социально-экономической тематике в официальных СМИ.

Вместе с тем, главной политической интригой последних дней стала наспех инициированная правящим режимом громкая кампания борьбы с коррупцией. В последних числах января глава администрации президента Рамиз Мехтиев неожиданно созвал заседание руководимой им госкомиссии по борьбе с коррупцией и сообщил, что президент Ильхам Алиев крайне недоволен ростом коррупции в стране и требует ужесточения борьбы с этим недугом. Комиссия, которая не собиралась больше двух лет, тут же отреагировала на факт внезапного прозрения президента: всей коррумпированной вертикали власти была дана команда начать решительную борьбу с этим недугом, наличие которого в стране ранее упорно замалчивалось и ничуть не волновало правящую элиту.

Как бы то ни было, компании был дан старт и теперь всех в Азербайджане раздирает любопытство: каким образом комиссия, состоящая в основном из самих коррумпированных чиновников и за все время своей «бездеятельности» не выявившая ни одного серьезного факта коррупции, будет бороться с этим недугом? Может быть, известным и оригинальным методом барона Мюнхгаузена , утверждавшего, что он собственноручно вытянул сам себя за волосы из трясины?! Но то барон Мюнхгаузен… А вот сумеет ли подобным эффектным образом коррумпированный правящий режим вытянуть сам себя, а заодно и всю страну из трясины коррупции? Это большой вопрос.

Между тем, шумная компания борьбы с коррупцией набирает обороты. Уже проведены широко разрекламированные коллегиальные заседания в министерстве финансов, министерстве образования, госкомитете по вопросам имущества, в министерстве юстиции, в генпрокуратуре и т.д. Номенклатурные боссы вдруг разом прозрели, что в стране, оказывается, есть коррупция, что она растет и это почему-то беспокоит президента, а посему надо что-то делать и как-то бороться с этим. Но к
2fe9
ак? Генеральный прокурор Захид Гаралов опрометчиво предложил на коллегии: «Надо начать с себя!» Затем, опомнившись, он передумал «начинать с себя» и, спустившись по номенклатурной вертикали на самый низ, бросил на алтарь дежурной борьбы с коррупцией нескольких уличенных во взятках «стрелочников». В других ведомствах также стали готовить списки коррумпированных «стрелочников»… С целью придать компании более серьезный и убедительный вид были сняты с должностей указом президента и некоторые чиновники рангом повыше: глава пенитенциарной службы, глава госкомитета по водоснабжению «Азерсу», замглавы исполнительной власти Шекинского района и т.д. Компания борьбы с коррупцией продолжается — и в «жертвенные сети» могут попасть ещё немало чиновников.

В обществе с нескрываемым любопытством и большой иронией воспринимают эту шумную кампанию борьбы с коррупцией, резонно полагая, что она не достигнет ожидаемого результата, поскольку вряд ли затронет самые верхние этажи коррумпированной пирамиды. «Начать с себя», как неосторожно заявил генпрокурор, правящая элита вряд ли осмелится даже под дамокловым мечом революционной угрозы — ведь это означало бы политический суицид всей системы власти, насквозь пронизанной этим недугом. Признаться же откровенно всему миру и собственному народу, что коррупцию мы при всем желании искоренить не можем, так как мы ею и являемся, — крайне рискованно. А вдруг разразится и здесь «египетский хеопс»? Так что лучше ограничиться полумерами и имитационно-пропагандистскими компаниями.

Тем более что в таком имитационно-пропагандистском ключе побороть коррупцию для нашей правящей элиты — раз плюнуть. В таком ключе она уже решила многие проблемы: построила правовое государство, освоила демократию, ликвидировала безработицу, свела почти до нуля уровень бедности, вышла на передовые рубежи в мире… Так что в скором времени она может отрапортовать и о полной победе над коррупцией.

Но снимет ли такая победа надвигающуюся революционную угрозу? Скушает ли на этот раз внешний мир и собственный народ такой суррогатный результат? Ведь если борьба с коррупцией не выйдет за рамки имитации и пропаганды, не изменит по существу ничего в системе управления и в жизни граждан, то это вряд ли позволит режиму обезопасить себя от роста протестных настроений в обществе и угрозы революционного возмездия.

Сегодня коррупция — проблема номер один для Азербайджана. В 2010 году в рейтинге Transparency International по индексу коррупции Азербайджан оказался в самом низу таблицы, разделив 134-143 места с такими странами, как Бангладеш, Гондурас, Нигерия. Филиппины, Того, Зимбабве, Пакистан и др. В «Переходном отчете 2010 года» Европейского банка реконструкции и развития указано, что наряду с Киргизией Азербайджан является «лидером» по распространенности коррупции в Восточной Европе, на Кавказе и в Средней Азии: «В этих двух странах уровень коррупции на 35% выше среднего по региону». Отметим также, что в отчете авторитетной организации Global Integrity указывается, что принцип верховенства закона в Азербайджане отсутствует. Организация заявляет, что уровень коррупции в Азербайджане крайне высок, а меры по борьбе с этим явлением крайне скудны. Кроме того, отмечается, что исполнительная власть полностью взяла под свой контроль управление государством и резко ограничила независимость других ветвей власти. В докладе делается вывод, что в подобных условиях борьба с коррупцией в Азербайджане может осуществляться только по инициативе «сверху».

Между тем, как свидетельствует опыт целого ряда стран, победить или существенно обуздать коррупцию можно и за несколько лет. При этом даже не доводя дело до опасных революционных эксцессов «снизу» — а целеустремленными комплексными реформами «сверху». Успешные примеры Китая, Сингапура, Гонконга, Грузии и т.д. свидетельствуют об этом. Нужно только одно — серьезный настрой высшей власти и солидарные усилия всего общества. Возвращаясь к Азербайджану: по мнению ряда международных экспертов, коррупция здесь уже пустила такие корни, что победить ее в рамках существующей системы управления практически невозможно — если только не будет решительного настроя самого президента, существенного обновления власти и поддержки всех структур общества. Заметен ли такой настрой сегодня у президента?

На днях в своем выступлении в Товузском районе страны президент Ильхам Алиев ещё раз подтвердил серьезность своих намерений: «В Азербайджане должна вестись еще более серьезная борьба со взяточничеством и коррупцией. Для этого есть достаточная законодательная база, даны указания, подписаны распоряжения. Мы должны устранить в Азербайджане эти негативные факты. Для этого все мы — как власть, так и граждане — должны бить в одну точку». По словам президента, работа в этом направлении должна проводиться на уровне самых развитых стран мира. «Я хочу, чтобы Азербайджан стал в подлинном смысле слова современным, развитым государством, чтобы все критерии в Азербайджане находились на высоком уровне. Возможности для этого у нас есть», — подытожил глава государства. Что ж, возможности и в самом деле есть, дело за желанием.

Есть ли такое желание?.. Или нынешняя борьба с коррупцией, начатая как бы из-под «революционной палки», мотивирована лишь конъюнктурными соображениями и завершится с прекращением прессинга революционной угрозы? Ряд экспертов полагает, что революционный прессинг тут ни при чем. Если и правомерно ссылаться на прессинг, то уместнее говорить о политическом прессинге со стороны Запада (США, ЕС, Международного валютного фонда, Всемирного банка и т.д.). Так, осенью прошлого года Всемирный банк в жесткой форме напомнил официальному Баку, что в Стратегии сотрудничества с Азербайджаном на 2011-2014 годы меры по уменьшению коррупции занимают центральное место и на эти цели выделяется $1 млрд (!). Таким образом, можно считать, что власти страны приступили к борьбе с коррупцией, монополизмом и установлению законодательного порядка, исходя из четырехлетней программы Всемирного банка по институциональным и прочим реформам в Азербайджане. В любом случае, в рамках этой четырехлетней программы у правящей номенклатуры Азербайджана появился дополнительный и очень весомый стимул для обозначения курса реформ и борьбы с коррупцией — освоение анонсированного $1 млрд.

Эксперты, стоящие на оптимистических позициях, усматривают в нынешней компании борьбы с коррупцией начало работы реформистской программы международных финансовых институтов в Азербайджане. По их мнению, в отличие от арабских стран, Азербайджан имеет шансы проскочить переходный период без революции — коротким эволюционным путем. Они полагают, что европейская политика «Восточного партнерства», которая все настойчивее требует от Баку комплексных либеральных реформ и обуздания коррупции, может обеспечить успех эволюционного решения проблем Азербайджана. Но даже эти эксперты затрудняются однозначно оценить настрой руководства страны: идет ли речь об имитации реформ и борьбы с коррупцией или начале этапа реальных перемен? К слову сказать, Международный валютный фонд, хотя и приветствовал начатую в Азербайджане кампанию борьбы с монополизмом и коррупцией, в то же время, счел необходимым заявить: «Такая работа должна носить комплексный характер. Это позволит повысить репутацию страны для привлечения бизнеса и необходимо для устранения искажений в экономике и повышения эффективности государственного сектора».

Впрочем, «революционная» и «реформаторская» версии мотивов борьбы с коррупцией не противоречат, а дополняют друг друга. Коррумпированный режим подгоняется к борьбе с коррупцией, с одной стороны, угрозой надвигающегося революционного цунами, а с другой — прессингом западных стран и международных организаций, требующих начала реформ для того, чтобы избежать худшего варианта развития ситуации. И в том, и в другом случае это ещё не выбор самой власти, а точнее — это выбор из-под палки.

Автор: asvfedf -