Андрей Островский: Акция сексуальных меньшинств в Минске: в чём смысл и кому это надо?

В день всех влюблённых в Минске прошёл официально разрешённый гей-пикет. На гей-парад это действо не потянуло, но люди со сбитой сексуальной ориентацией собрались. Им было запрещено использо

В день всех влюблённых в Минске прошёл официально разрешённый гей-пикет. На гей-парад это действо не потянуло, но люди со сбитой сексуальной ориентацией собрались. Им было запрещено использовать радужные флаги сексуальных меньшинств по вполне логичному поводу — в Белоруссии данная символика официально не зарегистрирована. Выступление белорусских геев длилось недолго, всего 5 минут. Закалённые организмы борцов против гомофобии не выдержали девятнадцатиградусного мороза.

Встаёт вопрос, почему белорусские чиновники никогда не жаловавшие публичные акции гомосексуалистов на этот раз официально разрешили провести мероприятие. Неужели с начала 2011 года власти стали по-другому смотреть на демографические проблемы? Или вдруг в одночасье резко изменилась культура чиновников, которые вдруг обременились толерантностью по отношению к себе неподобным? Мне кажется, что ответ нужно искать не столько в культурной области, сколько в социально-экономической.

Судите сами: если страна начинает переживать явный экономический кризис, нехватка ресурсов заставляет правительство искать новые способы добычи денег, а этих способов просто нет, остаётся перевести внимание граждан на другие проблемы, далёкие от социально-экономической сферы. В итоге получиться, что если раньше люди следили за тем, как каждый день в самой социально ориентированной стране растут цены на товары первой необходимости и продукты питания, то сейчас общество будет обсуждать проблему наличия в республике гомосексуалистов, которые ещё чего-то хотят.

Разрешить мероприятие сексуальных меньшинств в этой ситуации является шагом очень разумным. Во-первых, белорусские власти предстают перед Западом как носители толерантности. Этим можно потом будет козырять на международных переговорах, объясняя, что белорусский режим совсем не такой, как его представляют западные правители.

Во-вторых, власти этим разрешением переводят общественное мнение с обсуждения злободневных социально-экономических проблем на проблему борьбы с сексуальными отклонениями. Вторая проблема в Белоруссии существует в очень ограниченных масштабах, поэтому практически незаметна. Обсуждения митинговой активности гомосексуалистов возникает только в периоды появления этой активности. Например, в прошлом году власти разогнали несанкционированные шествие представителей белорусских сексуальных меньшинств. Обычные, правильно ориентированные в плане сексуальности граждане пообсуждали эту проблему, одобрили её решение с помощью дубинок и забыли. Последний же случай очень показателен тем, что не только меньшинства стараются обратить на себя внимание, но и сами чиновники, разрешая митинг, делают это. Если отвлечься от всех разговоров о проявлении толерантности, то нужно подумать, а кому и зачем выгодно разрешать акции, к которым практически все белорусы относятся негативно? Практически незаметную проблему власти сами выносят на поверхность
1ba2
, обращая на неё внимание массы. Вряд ли чиновники таким образом хотели привлечь внимание к проблеме положения в Белоруссии сексуальных меньшинств. Это для гомосексуалистов медвежья услуга, так как отношение к ним крайне негативное. Эмоциональный шлейф, который потянется вслед за обсуждением акции меньшинств, будет перебивать постепенно возрастающее критическое отношение к социально-экономической ситуации. Белорусский народ на некоторое время отвлечётся от тоски по поводу роста цен и снижения покупной способности. Он будет массово общественно и про себя порицать гомосексуалистов, называя их более кратким и ёмким словом, будет порицать чиновников, которые разрешили эту акцию. Но вместе с тем, белорусы отвлекутся на время от порицания властей за рост цен на продукты питания. С этой точки зрения проснувшаяся вдруг толерантность белорусских чиновников по отношению к сексуальным меньшинствам выглядит очень оправданно. Повышение цен на гречку и другие виды круп, молоко, хлеб, мясо, сахар, рост тарифов ЖКХ в первую очередь ударит по пенсионерам. Резкое сокращение льгот для этой категории населения, прошедшее ранее, и формальные повышения пенсии невозможно компенсировать финансово, поэтому остаётся переключать внимание наиболее традиционной части общества на нетрадиционных активистов в центре Минска.

Можно, конечно, предположить, что акцию разрешили в издёвку над этими самыми меньшинствами, дав им официальную возможность постоять на улице в сильный мороз. Но, думаю, на такие интеллектуальные выверты белорусские чиновники неспособны. Они мыслят более приземлено, и так тонко издеваться над обиженными правильной ориентацией не будут. Скорее, это разрешение связано именно со стремлением переключить внимание с более злободневных вопросов. Нужно обратить внимание и на то, что белорусский президент 14 февраля должен был вернуться из Сочи, где проводил кратковременный отпуск, но он в этот день не вернулся. Даже, если причина отсрочки возвращения лежит в затянувшихся переговорах или в чём-нибудь подобном, то отсутствие президента в столице и проведение в это же время митинга гомосексуалистов удачно совпали. В случае намёка западным партнёрам на демократию в стране можно указать на то, что сексуальным меньшинствам даже официально разрешают выступать. В случае негативной оценки события белорусским обществом президент окажется ни при чём, ведь его в это время в стране не было.

А что касается самих представителей сексуальных меньшинств, то им акция принесла больше вреда, чем пользы. Во-первых, белорусское массовое сознание ещё раз недобрым словом вспомнит меньшинства, а во вторых, всего 5 минут на морозе — это показатель того, что бороться за свои права они могут только в тепличных условиях.

Автор: asvfedf -